Ваш дорогой и любимый

Роман Рублевич


Дневник · Кто такой? · Путешествия

 

Обратно на остров.

Женевский погранец, сказав «Good», мгновенно впустил меня внутрь, где я вспомнил о существовании ЦЕРНа.

Как оказалось, делать в Женеве практически нечего.

После огромных вокзалов Берлина и Гамбурга, женевский оказался просто каким-то дешевым магазином тряпок. Обойдя его дважды, я так и не понял, какая ближайшая станция отсюда во Франции, куда хотелось заехать поставить штампик в паспорт и, возможно, поесть.

В Женеве не обнаружилось стандартного набора Бургер Кингов, Макдоналдсов и КФС, а тот единственный знакомый бренд, который попался на пути, сразу же отбил желание позавтракать.

Пришлось есть взятые из Питера остатки кекса и мандарины, а также делиться хлебными и кексовыми крошками со всеми птичками.

Женевское озеро, как мне показалось, имеет бетонное дно, отчего вода в нем прозрачная.

Стоило отъехать пару остановок на автобусе от озера, как там вдруг появился огромный фонтан. Кстати, довольно удобно, что везде в автобусных автоматах принимаются евро; подержать в руках франк мне так и не удалось.

В Женеве было довольно много автобусов, троллейбусов и трамваев. В автобус, помимо пассажиров, поместился чел с баяном, который играл что-то, стоя в гармошке, а потом собрал немало денег.

И тут я снова увидел на автобусной остановке маршрут, ведущий в ЦЕРН. Вспомнилось, что ЦЕРН находится на границе с Францией, поэтому было решено ехать туда…

По пути были обычные жилые кварталы.

Автобус привез к однму из зданий ЦЕРНа. Вокруг были поля. Вдали виднелись горы, вблизи — дорога во Францию.

Я пошел по дороге. Будка швейцарских пограничников была пуста. Во французскую я таки решил заглянуть. Пенсионер, сидевший в ней, был искренне рад, что кто-то зяглянул на огонек. Он отчего-то решил, что я работаю в ЦЕРНе (собственно, а где же еще), и не понял, почему я задал ему вопрос, а можно ли здесь идти, да близко ли первое французское поселение.

Когда я дал ему паспорт, он вспомнил свои обязанности, и полез искать штамп. Переводил он не только дату, но и год — видимо, с конца 2006 года до 20-го января 2007 г. здесь никто кроме меня не бывал.

Свиду, Франция мало отличалась от Женевы. Дойдя до ближайшей деревни, я таки купил еды, приблизился к горам, насколько было возможно, но понял, что они все еще далеко.

Сделал автопортрет на фоне французской части ЦЕРНа.

Знак явно предназначался для ползающих велосипедистов ;)

А горы все еще были далеко… Обратно я не стал беспокоить обитателя таможенной будки, и, поймав машину, доехал до выставочного зала ЦЕРНа, где оказался на англоязычной презентации. Вел презентацию прикольный немец, который несколько лет проработал в Дубне. После презентации он повез группу смотреть строящийся 27-километровый ускоритель, а я, так как скоро был самолет в Гамбург, лишь оставил запись в гестбуке, и поехал в аэропорт.

Поразительное разгильдяйство пограничников продолжалось. Стоило мне потянуться за паспортом, подходя к швейцарской стойке, как тот, увидев с метра-полтора российский герб, сразу махнул рукой, даже не сверив фотографию. Других пассажиров, шедших параллельно, проверяли.

Гамбургский же полицай по прилету то ли испугался обилия штампов в паспорте, то ли увидев уже проставленный сегодняшним числом штамп о прилете в Германию, отдал паспорт, ничего не сказав и не отштамповав. В итоге по штампам получилось, что вместо пары часов во Франции, я провел там два дня ;) Гамбург встретил меня четыремя манекенами на банане.

Как выяснилось, я таки что-то напутал с выбором городов и аэропортов, поэтому мой вылет был в 9 вечера из Дюссельдорфа, который находился в противоположной части страны.

Билет на поезд стоил около 60-70 евро, а платить столько было лениво. Тем не менее, я все же сел на поезд, в котором оказалась контролерша или проводница. Проблема немецких поездов заключалась для меня в том, что над каждым сидением написаны станция отправления и прибытия для каждого купившего билет. Поэтому найти того, кто едет не на своем месте, очень просто.

Пришлось купить билет до Бремена за 25 евро. Проехав Бремен, она вернулась, с просьбой дать еще денег, хотя я ей и объяснял, что проспал Бремен. Отдав «последние» 15 евро, она таки придумала как напечатать мне билет ровно на 15 до Оснабрука. Поняв, что на поезде ехать дальше бесполезно, я пошел в сторону первого автобана.

Автобан находился довольно далеко, но стоило взмахнуть рукой, как меня сразу же подбросили до автомобильной развязки. Все сворачивавшие в сторону Мюнстера машины упорно не хотели никого сажать. Соглашусь, не идеальное место для остановки, но все же. Наконец, что-то остановилось:
— Инглиш?
— Ноу!
— Мм.. Мюнстер?
— Дойче? Руссиш?
— Ну так бы сразу!

Бывшие казахи довезли до какой-то другой, довольно хорошей развязки на автобане. Проезжавшим мимо полицаям это не понравилось, поэтому они посадили меня в машину, пробили по базе, получили ответ «Негатиф» и на скорости 160 км/ч отвезли до ближайшей заправки. Единственный раз в Германии заправка оказалась близко, а жаль, я бы с ними еще покатался.

На заправке методом опроса подъезжающих машин довольно нашелся водитель, ехавший в сторону Дортмунда.

Наконец-то я увидел ветряную электростанцию вблизи, на этой же заправке. Издали они казались меньше. А по ночам они так красиво светятся и моргают в темноте… :-)

Проблема была в том, что он так и не нашел места, где меня высадить, т.к. за пройденную сотню километров другой заправки по пути так и не оказалось. В итоге он завез меня на окраину Дортмунда, где я сел на трамвай. Теперь я понял, почему все твердили мне, что в Германии много турков. Более того, оказалось, что Дортмунд, Дюссельдорф, Эссен, Дюйсбург, и еще некоторые окрестные города имеют единые билеты на проезд, и стоят уже очень дешево.

Но не настолько дешево, чтобы их покупать :-)

Войдя в электричку, ехавшую прямо в аэропорт Дюссельдорфа, я увидел русских. Они впрыгнули в нее по-диснеевски, дополнив это фразой «пойдем в конец вагона». Оставалось еще минут 5 до отправления, и я решил узнать:
— Ребят, а тут контролеры часто ходят?
— Не знаем, первый раз едем.
— А билеты-то у вас есть?
— Да.

С соседнего места послышался голос: «Идите садитесь сюда, если что будете со мной».

Было 19.45, когда я примчался к стойке регистрации и получил посадочный талон. Съев вкусное немецкое пирожное, я полетел в Лидс на ужасном старом Боинге Jet2.com.

Впервые в Англии, в Лидс прилетели два местных европейских рейса, где все были с европейскими же паспортами. Пока они толпились в очереди на проход, я прошел один единственный через Non-EU стойку. Справедливость восторжествовала.

Возвращение · Поехали!


© 2007 Роман Рублевич