Ваш дорогой и любимый

Роман Рублевич


Дневник · Кто такой? · Путешествия

 

Из России в Англию.

Так уж и быть, рассказываю как всё было. Началось все просто: захотелось ездить самому. Для реализации этой цели был выбран auto.ru, на котором был задан поиск не битых авто с минимальной ценой. Волги отмелись за прожорливость, а старые ИЖ 412 — за несолидностью внешнего вида. Запорожцы, как известно, раскуплены фанатами Путина, или же таки отжили своё, да и места в них маловато. Поэтому выбор был очевиден: ВАЗ 2105 или 2106.

Селекционирование происходило в три этапа: по фото, визуально, и с помощью тест-драйвов. На первом этапе было отсечено примерно 30 «жигулей», и шорт-лист сократился до пяти позиций. Две машины были осмотрены мною лично без присутствия хозяев, и забыты. Три претендента помог выбирать и тестировать Вадим (превед!).

Итак, машина стоит без номеров у МРЭО, хозяин уехал. Номера под стекла, садимся и рулим (впервые за два года после сдачи экзамена) откуда-то с Маршала Блюхера на Дыбенко. Ух, гаишники то и не знают про отсутствие прав и страховки. Оказывается, ездить умею. Более того, машинка тоже ездить умеет и делает это превосходно.

Без действующих на территории РФ прав нужно ехать к ближайшей границе. А это — Финляндия.

Заезжаем в Выборг к знакомым, которых глухой финской ночью я застопил перед границей в Ваалимаа. Гыгыкаем над транспортным средством; они желают удачи (и надеются увидеть меня снова через пару часов, после разворота на границе).

Шлагбаум поперек дороги. Спрашивают паспорт, пролистывают, отдают.
— Пустят? — спрашиваю.
— Да и не на таком ездят, езжай! — отвечает пограничница.

222 км на счетчике. Вот она, предпоследняя российская заправка. Здесь, в лучших европейских традициях сначала заливаешь сколько тебе нужно бензина (по горлышко, естесственно), а потом идешь рассчитываться. По другой же российской традиции, колонка с 76-м бензином находится не там, где все остальные, а в какой-то яме за 30 метров от всех, к которой ведет песчаная дорожка. У заправки работают две девочки на желтых роликовых коньках, которые от нечего делать катаются вокруг медведей, а при появлении транспортных средств едут перед машиной и показывают, где же есть нужная колонка. Однако, к цистерне с 76-м они не спускаются, предпочитая обслуживать клиентов, заливающих себе под нормальной крышей 92-й.

Торфяновка. Колейка из фур. Идет человек пешком. Торможу: «Садись!» Оказался дальнобойщиком, который гонял в Питер за документами и теперь идет к своей фуре в начало очереди. Меньше километра его провез, но настроение хорошее.

Российская граница. Около девяти вечера, понедельник. Никого нет. Заполняю и сдаю декларацию, продвигаюсь пару метров, штампуют паспорт, отъезжаю. Стук по багажнику, крики «эй!». Что такое? Ах, досмотреть забыли. А нечего досматривать, все в порядке :-) Открываю-закрываю багажник, поехал дальше.

Дальше виднеется финский павильончик по типу мини-маркета. Оставляю машину, захожу внутрь, подаю паспорт. Финн довольно быстро находит нужную визу.
— Куда едете? — спрашивает он.
— В Англию, сейчас на паром в Хельсинки.
— Паспорт?

Он че, думает я ему английский дам чтоли? У меня такого нет.
— Вот же паспорт, показываю на серпастого орлатого в его руках.
— … Авто… паспорт!
— Аааа, держи.

Смотрит, отдает.

Лирическое отступление: самое замечательное в российском «авто паспорте» — это то, что кроме фразы «Certificat d’Immatriculation» («Свидетельство о регистрации ТС») на французском и слова «VIN», там нет ни одного иностранного слова. Зато, чтобы весь мир знал, что русские умеют писать по-иностранному там есть вот такая строка: «ЦВЕТ ЖЕЛТЫЙ / ZHYELTY’Y» (про ненужность непонятных латинских слов «NEVSKIY, DY’BENKO» я скромно умолчу).

Проходим за паспортный контроль. Налево красный коридор, направо выход. Выхожу. На улице никого. Ну раз никого, значит будут дальше, наверно. Сажусь в машину, поехали. Шлагбамы подняты, везде зеленый свет…

Километр проезжаю, начинается колейка из фур, стоят дальнобойщики. Высовываюсь из окна: «Ребят, а скоро граница?» Удивленно на меня смотрят. Едем дальше, смотрю кто-то еще не спит. Подхожу, спрашиваю: «Привет, а я границу уже проехал или еще нет? А то никого не было нигде». Отвечает: «Следующая граница — со Швецией ;-)».

Площадка отдыха на трассе представляет собой обычную стоянку для фур, у которой также есть урна, стол и пара скамеек. Ну что ж, пара часов езды до Хельсинки, а времени в запасе больше 16 часов. Ужинаем, расстилаем простынь на заднее сиденье, засыпаем.

Доброе утро! Оказывается, встречаются еще редкие виды на трассе. Вот, например, семья пенсионеров-путешественников с немецкими номерами.

Хельсинки — это вам не Питер, а Европа. Парковаться тут практически негде. Разве что в самом центре города прямо на базарной площади. ;-)

Хотя, если у тебя такой танк — то можно правила не соблюдать.

Оказывается, G. W. Bush в розыске! Вот что значит за новостями не следить!

Фотографировать в Хельсинки практически нечего, а там где что-то и есть — совершенно нет места остановить машину. Кто делал такие узкие дороги…

Каким-то чудом оказываюсь в самом центре, проезжаю пару кварталов по пешеходно-трамвайным улочкам, и оказываюсь около какого-то сквера. Народ массово греется на солнышке, наверно пытаясь оправдать звание горячих и финских.

Ну вот, собственно и приехали к порту. Времени по-прежнему много, договариваемся с путешественником-австралийцем, который купил фургон и колесит по Европе (на фото ниже) и немцами, что оставим машины перед запертыми воротами, а сами пойдем гулять, и будем надеяться, что ворота не откроют раньше времени.

Площадь перед портом, как мне показалась, самая насыщенная туристами. Здесь продают блюдо Lohi, а также уху, сувениры и билеты на прогулочный катер.

Не помню, чтобы меня раньше впечатляла Силья. Но она огромна, и смотрит на нас с противоположного берега.

Впрочем, Габриэлла ни чуть не меньше, и первой распахивает свою заднюю оконечность для меня.

Силья пошла, и мы за ней.

Несмотря на кажущуюся огромность судна, машины туда набивают так, что не между всеми бамперами можно просунуться к выходу.

Плыть в Стокгольм — всю ночь. У парома десять этажей, плюс крыша. Из них, вроде бы, семь — обитаемые людьми, столовыми, казино, магазинами, а не стоящим внизу транспортом. Каюты — супер. Туалет, чистое белье, радио. Не хватает только окна (раздвигаешь занавески — а там стенка). В детской комнате — бесплатный интернет, о котором никто не догадывается. В дюьти-фри — дешевое по европейским меркам пиво. В четыре утра — остановка на каком-то острове, не входящем в Евросоюз, поэтому, по слухам, там дополнительно закупаются и заливаются алкоголем. Однако остров все равно не разглядишь и можно спать до утра.

А вот и Стокгольм. 422 км. Первым заехал — последним уехал. Даже если стоишь лицом к выезду. Неправильно это, учитывая, что ручник не держит, а платформу наклоняют вниз. Выезжаем с парома. Шведские таможенники. Зачем таможенники в Евросоюзе, а? Единственная причина — чтобы контролировать, сколько люди везут купленного в дьюти-фри пива и сигарет, наверно. Однако, весь паром разгрузился и уехал, а меня загнали на досмотр. Как известно, нелегальных товаров я не вожу, и единственными причинами для беспокойства были техническое состояние машины, и две пачки сигарет сверх нормы, которые лежали у всех на виду.

Осмотр начался просьбой вдохнуть в трубочку. Трубочка приятно удивила мальчика и девочку, они, вероятно, впервые увидели непьющего русского.

После трубочки произошло выворачивание карманов. Потом — осмотр бардачка, простукивание и оттопыривание обшивки передних дверей. Затем содержимого сумок и коробок на заднем сиденье и багажнике. Естесственно, этих коробок и сумок было достаточно много. Потом мальчик стал играться с запаской, подбрасывая ее в воздух и обстукивая об пол гаража, а девочка — простукиванием бензобака. Звук ее явно не удовлетворил, и она сказала:
— It’s nearly empty.
На что получила мой ответ: «It’s 3/4 full».
Пришлось еще раз хорошенько его обстучать, попробовать вынуть, но это ей не удалось.

В это время мальчик вынул заднее сиденье и внимательно его осмотрел.

Казалось бы, придраться уже не к чему, но мальчик нашел: а кто тут в багажнике сварку делал? Пришлось объяснить, что русские машины варят все кому не лень, и, вообще-то, там днище целиком переварено.

Закончив осмотр сумок-коробок-тележек на колесах, девочка позвала меня к стенду напротив. На стенде была шикарная надпись, гласившая, что лица, отобранные таможней для досмотра, упаковывают все обратно в машину сами. Однако, они таки частично помогли засунуть все вещи обратно в багажник. Что касается задней седушки, то мальчику было сказано «Я вообще не в теме, как оно ставится, ты вынимал — ты и ставь». Поставил он таки его на место криво, до сих пор не знаю как оно крепится.

Предстояло проехать Швецию поперек. Километров через сто от Стокгольма я осуществил свою мечту: на дороге стояли автостопщики. Мальчик и девочка, прилетевшие из Риги Ryanair-ом ехали куда-то на север.

Значит, едем мы по трассе, все спят, вдруг какой-то лох сигналит сзади. Видишь ли не даю я ему себя обогнать, ибо еду аккуратно по центру двухполосной дороги. А может это был и не он, а кто-то другой обидевшийся, но через километров 20 с лепестка пристраивается в хвост полицейская машина. Ну, думаю, тормоза какие: тащатся сзади и не обгоняют, а ведь с мигалками. Едем дальше. Стопщики говорят: нам, вроде, махают. У меня-то зеркала заднего вида не настроены, я не знаю кому махают или не махают, только внутренним пользуюсь, а сзади стопщик же сидит.

Останавливаюсь, действительно ради меня мигалки включали. Подходят два пенсионера-полисмена. Просят права показать, и дыхнуть в трубочку. Еще две разочарованных в русских души. Не понимают, как такое может быть. Говорят, нам тут позвонили, что ваша машина по трассе зигзагами едет. Отвечаю, что у меня два свидетеля, которые могут подтвердить, что я ехал прямо и ровно. Говорят, может быть вы устали? Отвечаю, что только с парома слез, где хорошо выспался. Рекомендуют таки остановиться на ближайшей заправке и еще отдохнуть, и уходят.

Проблема заключается в том, чтобы теперь отъехать. Ведь, положено ремень пристегивать. А болтик, крепивший ремень куда-то укатился. Выхожу, пытаюсь найти под сиденьями. Безрезультатно (был найден лишь ночью в Германии на следующий день). Полицейские сидят в машине сзади, не отъезжают. Ну ладно, кладу кончик ремня на плечо, поехали… Полиция не заметила. ;)

Где-то на 870 км пути встречается заправка Statoil, в которой можно расплатиться только карточкой, но зато в которой продается 85-й бензин.

Приезжаю в Готеборг в 17:20. Успел на экспресс. На счетчике 930 км. :) Стена Лайн. Чудеснейший паром с безлимитными пепси-колами (как в Икеях) и вкуснейшей едой под названием Oxfarsbiff.

А в 20:00 я уже был в Дании, где не было ни полиции, ни таможни.

В Финляндии и Швеции хотя бы были красивые леса. В Дании же нет ничего. Проехав ее с севера на юг, я не нашел ни одного хотя бы минимально радующего глаз места. Вот лишь птички напомнили мультик «For the Birds».

22:40. 1133 км. Где-то возле Аархуса на большой стоянке остаюсь ночевать с банкой пива A.Le Coq. Подъем в 07:00.

1296 км. Первая сухопутная граница, а точнее ее отсутствие.

А вот уже и Германия, где на каждом мосту установлены ограничения скорости для танков.

10:27 утра. 1392 км. Кафешка-заправка, напоминающая ту, что повстречалась в Боттропе пополнила желудок котлетой с братом-картошкой (frikadelle, bratkartoffeln, brotchen, trocken, tee).

Автобаны — это прекрасно. Да и состояние их идеальное. А где не идеальное — там идет ремонт.

Да и стоянки для машин здесь (как, впрочем, и в Дании) оборудованы не только урнами, столами и скамейками, но и туалетами.

1700 км. Голландия. Ужаснейшие дороги, и по-английски дорогой бензин.

Однако, с креативом все в порядке. Этот щит информирует о максимальной скорости. По-моему, супер.

18:40. 1909 км. Амстердамская объездная. Когда-то я ехал по ней, но не своим ходом.

Мельницы… С тремя лопастями я уже видал, а вот с двумя лопастями — это что-то новенькое (а может наоборот — устаревшее)…

В 20:30 я оказываюсь в Hoek van Holland. Вчитываться в название городка и придумывать нейтральную транскрипцию придумывать вам. :-) Про городок можно отметить лишь то, что к нему ведет пара дорог классификации «Е», но ехать по ней ужасно, ибо проходит она через населенный пункт, усыпанный лежачими полицейскими, mini-roundabout-ами, и поворотами в неизвестных направлениях. На самом последнем из всех поворотов, буквально за 10 метров до въезда в порт, я умудрился таки свернуть не туда (на спидометре 2015 км, которые я проехал одним из самых оптимальных путей ни разу не заблудившись, при этом у меня не было ни карт, ни спутниковой навигации).

Свернув не туда в порту, потеряться невозможно: кругом будет море. Однако, в километре от порта нашелся таки музей военной техники, где почему-то соседствовали старинные (?) пушки и советский ГАЗ-66 (?).

Английский идиотизм проявляется не выходя с парома. Паром фактически плывет с 22:00 Европейского времени до трех утра английского (четыре часа ночи по европейскому). Выгрузка же пассажиров начинается в 6:30 (фактически в 6:40). Официально обосновывается это тем, что в первую очередь они выгружают фуры и контейнеры. При прочих равных условиях, паром в Хельсинки опустошают и от фур, и от легковушек, минут за пятнадцать. Компенсируется эта шестичасовая поездка с последующей трехчасовой стоянкой в Англии, во-первых, возможностью выспаться, а во-вторых, включенным в стоимость утренним шведским столом, на котором (из горячего) можно найти лишь английскую дрянную яичницу и пережаренную сосиску.

Приехали.

Опять граница. После паспортного контроля меня снова заворачивают в ангар.
— Здрасьте, таможка. Откройте багажник.

Дергаю ручку капота. Выхожу, показываю, что внутри. Иду к багажнику, открываю и его.

— А вы, меня уже в Швеции хорошенько протрясли с парома, ничего не нашли, — говорю.

Мельком смотрят в багажник, там сверху лежит суперская пустая трехлитровая бутылка от водки Smirnoff, с поршнем-дозатором.
— Хорошо что пустая, а то бы ты попал, — шутит тетка-таможенница.
— И сколько ж ты едешь? — спрашивает мужик-таможенник.
— 2015 км по спидометру.
— Йоу. А когда ты сюда въезжал у тебя что-то колеса в разные стороны смотрели, странно это, — отвечает таможенник и рассказывает вкратце как колеса правильно ставить положено.
— Предусмотрено конструкцией, — говорю, — Так я свободен?
— Ну ладно, езжай…

Ну и приехал. Перескочив после очередной заправки с M1 на A1 в районе Лейкестера (забыл, что это разные дороги) и проехав по деревенским дорогам около Вейкфилда-а, за 50 километров от Лидса, я таки прибыл домой. На счетчике было немногим больше 2400 км…

Питер · Доминиканская республика


© 2007 Роман Рублевич